Поиск
  • elenasimkina

Предмет договора дарения.


Марина Евгеньевна была, что называется, социально активной пенсионеркой — из тех, кто занимает первые ряды на собраниях жителей в управе, с кем здоровается на улице участковый. Однажды она выиграла суд у соседа по дому, который незаконно организовал себе отдельный вход в квартиру, и с тех пор считалась местным «правоведом».

Она и свои имущественные дела старалась держать в порядке — например, заблаговременно оформила завещание, по условиям которого отписывала квартиру на дочь от первого брака. От второго у Марины Евгеньевны детей не было, а был пасынок Сергей. Его она тоже не обошла: открыла специальный счет и обещала подарить скопившуюся (весьма внушительную) сумму Сереже, когда тот женится.

Когда пасынок наконец привез к ней знакомиться невесту, она так расчувствовалась, что даже оформила свое намерение письменно — говоря юридическим языком, составила консенсуальный договор дарения, да еще и под условием.

К сожалению, знаний Марины Евгеньевны оказалось недостаточно для оформления договора по всем существующим правилам. В бумагах она решительно указала, что обязуется передать Сергею «все свои накопления», когда молодой человек заключит брак.

Что же в итоге? Возвращаясь со свадьбы пасынка, Марина Евгеньевна неудачно упала в поезде и сломала шейку бедра. Вскоре после этого пенсионерка скончалась в больнице. Ее дочь, которая была с Сергеем в напряженных отношениях, отказалась выполнять обязательство, данное матерью. К сожалению, суд поддержал позицию молодой женщины, и вот почему.

Гражданский кодекс гласит: обещание подарить часть своего имущества без указания на определенный предмет ничтожно. Предметом дарения в данном случае должна была стать сумма, прописанная в бумагах, или — в самом крайнем случае — ссылка на конкретный счет в банке, с которого и полагались к снятию деньги.

Без этого выполнение воли усопшей становится невозможным. Вот и получилось, что с точки зрения права дочь Марины Евгеньевны как ее законная наследница оказалась свободна от обязательств перед своим сводным братом.

В моей практике был и другой похожий случай, но досадную ошибку удалось вовремя исправить. На консультацию клиент принес составленный несколько лет назад договор, по которому его родной дядя обещал подарить племяннику долю в квартире. Условием был переезд моего клиента из-за границы на постоянное жительство на родину, в Москву, где и находился предмет договора.

Загвоздка как раз и заключалась в этом самом предмете. Даритель не указал адрес квартиры, о доле в праве на которую шла речь в договоре.

Эта недвижимость была единственной у дяди моего клиента. Бытовая логика подсказывает, что в дарственной именно эта самая квартира и подразумевалась. Но в случае возможного судебного разбирательства этот довод не пройдет. Такой договор был бы безоговорочно признан ничтожным.

По счастью, ошибка вкралась в документ по недоразумению. Дядя моего клиента пребывал в добром здравии и прекрасном расположении духа, с готовностью составил новую бумагу, теперь уже безупречную с точки зрения гражданско-правовых норм. Благополучный исход возможного конфликта с другими претендентами на имущество был практически предрешен.


Просмотров: 2